pozhar

Рассказ «Справедливость должна восторжествовать»

Ночь. Внутри что-то оборвалось. Слезы бегут по щекам, я не могу ничего исправить — они погибли. Я привязалась к ним, хоть они были и не мои дети, я хотела для них лучшей судьбы, чем мог дать им их отец. Меня трясло, мне казалось, что сил не осталось. Внутренний голос говорил мне: «Соберись, будь сильной, необходимо закончить начатое десять лет назад дело. Необходимо засадить всю банду за решетку. Справедливость должна восторжествовать!».

Каково оно — быть женой бандита?! Плохо… особенно если вышла замуж не по собственной воле. Собственно моего мнения никто и не спрашивал, просто поставили перед фактом. Что мне оставалось делать? Смириться? Ни за что! Я знала изначально, что он бандит. Я всеми силами начала противодействовать им. Мне очень сильно захотелось с первого же дня засадить всю их банду за решетку, чтобы они больше никому не могли причинить вреда. Приходилось действовать так, чтобы не попасться.

Мои побеги не принесли мне желаемого результата, а только синяки. Пришлось заключить договор. Я сама себе не могла поверить, что мне удалось получить хоть часть того, что мне было так необходимо, как воздух. Это музыкальные репетиции с друзьями, образование – пускай и заочное, и через Интернет. Это было хоть что-то, лучше, чем совсем ничего. Взамен я больше не  убегала, иначе смерть. Ну, а преждевременная смерть у меня в планах не стояла.

Приходилось подслушивать их разговоры. Чаще всего они проводили свои советы в лесу, в своем логове. Вскоре у меня появилось любимое место для наблюдений и подслушиваний. Я до сих пор не знаю, каким чудом, иначе и не назовешь, мне удалось не попасться. После получения информации приходилось строить планы того, как я буду мешать им воплотить их планы, опять кого-то ограбить или убить.

Обычно удавалось предупредить людей о предстоящей угрозе, и они либо уходили из дому или предупреждали милицию, и банду ждала засада. Иногда люди мне не верили и попадали в неприятности, и часто погибали из-за этого. Интересно, но из тех людей, которых я когда-то предупреждала о предстоящей угрозе, никогда никто меня не выдавал. Даже когда попадались им в «лапы» — так и уносили мой секрет с собой. Не всегда мне удавалось помешать им, но я старалась всеми силами. И теперь я должна закончить начатое дело.

Первое, что я сделала — это развелась с ним без его ведома. Так же, как и он женился на мне — без моего согласия. Сменила фамилию на девичью. Где он может быть, этот шериф по прозвищу Справедливость? Я ведь даже не знаю, как он выглядит и какое его настоящее имя. Господи дай мне сил, направь меня…

Проще путешествовать мальчишке чумазому, нежели барышне пригожей, больше косых взглядов удастся избежать и ненужных хлопот.

Прошло уже полгода как я путешествую по стране в поиске шерифа Справедливость, уже начинает казаться, что он просто миф и вымысел. Но вера внутри не гаснет, значит, он есть. Иногда приходится переодеваться в платье, иногда притворяться пацаном.  Я бы уже могла остановиться и начать обживаться, мне не раз предлагали работу и жилье. А я надолго не задерживалась, шла дальше, от села, к селу, спрашивая у жителей, где можно найти шерифа по прозвищу Справедливость. Но также я встречала такие же сгоревшие дома, везде один и тот же почерк, той же банды головорезов, что спалила дом своего, так сказать, товарища. Только на сей раз в живых никого не осталось. Это придает мне силы  для того, чтобы искать шерифа дальше.

«Попрошусь в этом доме на ночлег, может, задержусь здесь на несколько дней, похожу по поселку, поспрашиваю, может хоть здесь кто-то знает больше. Где его искать, этого загадочного шерифа».

Хозяйка впустила на ночлег, я решила не скрывать, что я девушка. Милая женщина, добрая, заботливая хозяйка и мать. Ребятишки симпатичные, их тоже трое, того же возраста как и те, которых я воспитывала. Накормила, напоила меня чаем. А я смотрю на ее детей — и слезы текут по щекам. Она поинтересовалась, почему я плачу. Рассказываю ей свою историю, что я воспитывала таких же ребятишек, но они погибли при пожаре, рассказываю ей, что ищу шерифа на прозвище Справедливость. Что у меня есть кое-какая информация, за последние десять лет собралась. И что она может быть полезна  для того, чтобы засадить банду головорезов за решетку. Ведь никто не знает их в лицо, а я знаю их всех, знаю их клички и настоящие имена. Это ведь ценная информация.

Хозяйка, ее зовут Анна, говорит, что она знает шерифа хорошо, ведь ее муж работает вместе с ним, и обещает помочь. Конечно, я не рассказала ей, что была замужем за одним из бандитов, но мне и самой не хочется вспоминать об этом. Она проводила меня в комнату для гостей и уложила спать.

Поздно ночью приехали люди на лошадях. Они весело разговаривали, шутили. Когда они вошли, Анна рассказала им про меня, что я ищу шерифа и что я знаю про банду. Они хотели сразу же поговорить со мной. Но Анна их остановила, сказала, что я была сильно уставшая и измученная с дороги, что успеем утром поговорить. Я была ей за это благодарна. Через полчаса они уже тоже легли  спать. А утром им пришлось уехать на рассвете. Опять нападение банды, за которой они уже долгое время гонялись.

Утром я пошла на прогулку за поселок к пруду, чтобы поплавать и пособирать ягод в соседнем бору. Когда уже гуляла по бору, мимо меня проехало несколько человек на лошадях. Один из них обратил на меня внимание, остановился, слез с лошади и подошел, заговорил со мной. Остальные ускакали в сторону поселка.

Представился Александром. Я тоже представилась, назвала свое настоящее имя, Настя. Он выглядел достаточно молодым, но в то же время было трудно точно сказать, сколько ему лет. Мы разговорились и немного прогулялись, потом он уехал вместе со своими товарищами, которые вернулись за ним, они снова куда-то ускакали.

А я вернулась к Анне. Она сказала, что муж приезжал, но без шерифа. Их опять вызвали по делу, и они уехали. Может вечером удастся увидеться. Я предложила Анне свою помощь по дому и по хозяйству, чтобы я бесплатно не жила у них. Она согласилась, сказала, что я могу оставаться у них столько, сколько будет необходимо. Я помогала ей во всем по хозяйству, это в свою очередь помогало мне вспомнить, что такое получать радость от жизни и доверять людям. Вечером пошла по поручению Анны в поселок.

Когда я шла обратно, то снова встретила Александра с его товарищами. Он подъехал ко мне. Предложил встретиться завтра, на том же месте, где мы познакомились через час после полудня. Я согласилась, он улыбнулся мне, снова сел на коня и ускакал.

В мое отсутствие приезжал муж Анны и шериф, к моему возвращению они снова уехали. Я решила не дожидаться их, ведь мы снова могли разминуться. И написала для шерифа все, что я знаю про банду, и нарисовала их лица на отдельных листах бумаги.

Они приехали, когда мы с Анной уже заснули, а утром уехали, не дожидаясь нас. Я только нашла ответное письмо от шерифа с благодарностью и с вопросом, откуда я знаю столько о банде. Ведь он занимается ее поимкой почти десять лет, и у него и то меньше сведений о них, чем у меня. Еще шериф поинтересовался, знает ли банда обо мне, и если да, то откуда. Я написала, что знает, но думает, что я погибла при пожаре, в лицо меня знает только один член банды, но его убьют при первой, же возможности, чему бы я совсем не огорчилась. Ведь он испортил мне десять лет жизни.

На следующий день как мы и договаривались, в час дня я снова встретилась с Александром. Мы гуляли, собирали и кушали ежевику с малиной. С ним было легко и весело. Я впервые за долгое время смеялась искренне от души. Он спрашивал, откуда я здесь, я рассказала, что я здесь временно по делу, что потом, когда дело удастся, то расскажу.

О моем прошлом Саша не спрашивал и это меня радовало. Через пару часов ему снова пришлось уехать вместе с коллегами. Перед тем как уехать, Саша снова предложил встретиться на этом же месте в это же время, но уже завтра. Когда я пришла, Анна сказала мне, что ее муж с сослуживцами уже уехал и что шерифа сегодня не было, но письмо они забрали.

Так продолжалось почти четыре месяца. Я встречалась с Александром, но с шерифом не могла увидеться и оставляла ему письма с ответами на все их интересующие вопросы. Спустя четыре месяца шериф решил дождаться меня дома у Анны. В тот день мы Александром не встретились. Он предупредил, что у него неотложное дело, которое может затянуться на весь день. Тогда они приехали опять поздно вечером, когда уже все спали.

Утром, когда я уходила по поручению Анны в магазин, на другой край поселка, я никого не встретила. А когда вернулась, как-то так вышло, что они все вышли из дома во двор как раз в то время, когда я входила в кухонную дверь, и мы снова не увиделись.

– Анна, ну где же наша гостья? Почему ее до сих пор нет? – спросил муж Анны.

– Она должна была уже прийти. Настасья! – крикнула  Анна, заходя в дом, – ты уже пришла?

– Да, – ответила я со второго этажа.

– Ты сказала, ее зовут Настя? – удивленно спроси шериф, прошедший за Анной в дом. Следом за ним зашли и остальные.

– Да Саш, ее зовут, Настя, а что, что-то не так?

– Нет. Просто…,  да нет, ничего.

– Настасья, иди быстрее, пока они опять, куда-нибудь не ухали.

Когда я спустилась со второго этажа, то застыла в удивлении. Пред мной стоял Александр, парень, с которым я встречалась последние четыре месяца.

– Настя, знакомься, это шериф по прозвищу Справедливость, которого ты искала. Александр, это Настя, девушка, которая писала вам подробные письма о той банде последние четыре месяца.

– Ребята, это еще та девушка, с которой я встречался последние четыре месяца, – спокойно сказал Александр.

– Ну, теперь понятно, почему мы никогда не могли застать ее дома, ведь все это время она проводила с тобой, – весело сказал одни из сослуживцев, Стас.

– Настя, почему ты мне ничего не рассказала при встречах? — мягко поинтересовался Александр.

– Потому что это не то, о чем рассказывают на свиданиях, – ответила я, выходя из ступора.

Он подошел ко мне и крепко обнял.

– Настя, милая, я не позволю никому больше тебя обижать.

– А свадьба-то когда? – весело поинтересовался Стас. На его вопрос никто не отреагировал.

– Необходимо чтобы ты все рассказала по порядку. Откуда столько сведений?

– Я просто наблюдала и сопоставляла факты.

– Настя, расскажи все, это необходимо, – попросила Анна. Я вздохнула обреченно. Все расселись в гостиной.

– Хорошо. Я расскажу. Все началось более десяти лет назад, мне тогда исполнилось 15. Отец, отдал меня одному человеку в обмен на списание ему долгов. Гарик Седоусов, прозвище Усач. Я стала жить у него, присматривать за его малолетними сыновьями и выполнять разную работу по дому. Когда к нему приезжали, я с его сыновьями сидела на втором этаже. Я оставляла ребят одних и спускалась тайком, подслушивала, о чем они говорили. Мне было известно, что они занимаются разбоем, и я старалась сделать так, чтобы хоть часть их задуманного срывалась. Частично это удавалось. Некоторых из них вы поймали, кого-то убили местные жители. Сообщники Усача начали подозревать что-то неладное, и решили, что Усач является осведомителем и подожгли его дом. Сам он уцелел и скрывается где-то в лесах от своих же. Меня тогда не было в доме, я готовила побег для себя и ребят. И когда пришла к дому, то застала весь дом в огне, – дальше я не смогла рассказывать из-за нахлынувших воспоминаниях и слез, которые катились по щекам.

– Не плачь, ведь для тебя все уже закончилось, – Александр обнял меня за плечи и попытался утешить.

– Для меня-то да. А трое детей тогда живьем сгорело, я до сих пор слышу их крики. Они меня звали, а я не могла им помочь. Они были очень добрые и воспитанные мальчики. Мне удалось сохранить в их душах веру в добро, справедливость мира, честь, чувство собственного достоинства. Из них бы выросли хорошие люди, хоть их отец и был редкой скотиной. Что еще рассказать?

– Настя ты знаешь, где их логово? – спросил муж Анны, Федор.

– Да, могу показать. Это недалеко от того места, – я запнулась, – где я раньше жила.

– Тогда завтра поедем  брать их.

 

Полностью рассказ можно прочитать в моей книге:

25842874-cover_415

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *